Загадка динозавтра

Самый короткий рассказ в истории литературы, который при этом обладает глубиной и сложностью полноценного произведения, вышел из-под пера гватемальского писателя Аугусто Монтерросо и состоит из одного предложения:

Когда он проснулся, динозавр всё ещё был там.
Cuando despertо́, el dinosaurio todavia estaba allí.

Эта короткая фраза, словно взрыв в подземной пещере, обрушивает на читателя бесконечное множество скал-вопросов: кем может быть этот «он»? он уснул рядом с динозавром или динозавр материализовался из его сна? чем был занят динозавр то время, которое провёл в непосредственной близости от героя? насколько динозавр и человек удалены друг от друга? является ли герой рассказа человеком? стоит ли нам бояться за его безопасность? стоит ли нам бояться за динозавра? а может быть «динозавр» — это метафора, которая обозначает кого-то, устаревших взглядов, или какие-нибудь осложнения от болезни?…

Множество скрытых смыслов сделало эту фразу самым уважаемым и известным памятником литературы малой формы в мире.

Например, Умберто Эко разбирает этот рассказ в своей книге «Сказать почти то же самое. Опыты о переводе», чтобы на его примере показать, как сложно переводчику добиться смыслового тождества между оригинальным текстом и его пересказом на другом языке. (см. ссылку на разбор в первом комменте к этому посту).

Перуанский прозаик и Нобелевский лауреат Марио Варгас Льоса дважды обращается к этому тексту в своей книге «Письма молодому романисту», когда рассказывает, чем переживание времени в литературном повествовании отличается от кинематографического.

А что приходит в голову вам при чтении этого рассказа?