Ждали семиотика, встретили поп-звезду

Умберто Эко в Петербурге


Неизвестно, какими остались три дня, проведенные в Санкт-Петербурге, в памяти профессора Умберто Эко, но его поклонники были удивлены чрезвычайно. Университетский, академичный, чопорный Петербург никак не ожидал увидеть в знаменитом ученом, авторе 43 научных монографий и трех интеллектуальных бестселлеров поп-звезду — слегка грубоватую, обидчивую, падкую на комплименты.

С особым нетерпением приезда Умберто Эко ждали в университетских филологических кругах. Предвкушение встречи с одним из главных европейских семиотиков было нервозным — пугала не известность гостя, а сомнения в собственных силах поддерживать адекватный «самому» Эко разговор. Филологи предпочли с Эко с глазу на глаз вообще не встречаться, и из программы посещения Эко второй российской столицы исчез единственный пункт — встреча в одном из питерских университетов, где именитый итальянец мог быть поставлен перед необходимостью играть роль ученого. Нигде больше ему эта возможность не представилась — Умберто Эко был привезен в Россию как писатель, живая афиша собственной книги, и он послушно исполнял эту функцию.

Первыми в Петербурге пригласили знаменитость на встречу местные законодатели. Из пятидесяти имеющихся в Законодательном собрании депутатов на встречу с Эко пришли трое. Один слышал имя, второй читал «Имя розы», третий смотрел одноименный фильм и точно помнил, что главную роль в нем сыграл Шон Коннери. Беседа, как понимаете, получилась захватывающая. Потом сфотографировались, взяли автографы и отправили профессора с женой (тоже профессором) гулять по Мариинскому дворцу.

На лекции в Публичной библиотеке все было наоборот — толпа перед входом и сидящие друг на друге слушатели. Еще одна аудитория осталась на улице, но они могут не расстраиваться. Тезисы лекции «От ‘Интернета’ до Гутенберга» можно найти в ‘Интернете’, и ее уже слышали в Москве. Лекция ошарашивала. Она была настолько проста, порой банальна и потому абсолютно бесспорна, что только сила авторитета могла заставить публику усидеть в душном зале.

На вопросах народ попытался профессора расшевелить. Не тут-то было. Эко шутил, но в меру, иногда огрызался, регулярно употреблял слова «кретины» и «идиоты» по-отношению к читателям и журналистам, оживлялся при слове «компьютер» и сильно раздосадовал местных мистиков своими приземленными настроениями. Получив записку с «I love You», Эко удовлетворенно хмыкнул и спрятал ее в карман. На вопрос о других писателях ответил, что его одинаково бесят и те, кто на него похож, и те, кто не похож. На вопрос о том, каким он видит современного писателя, буркнул, что вообще не хотел бы его никогда видеть. На вопрос о «круге чтения» сказал, что действительно живет в круглой квартире с библиотекой в 40 тысяч томов и на глупые вопросы о том, прочитал ли он их все, отвечает, что это только те, что он должен прочитать на этой неделе.

В Петербурге же на этой неделе читающая публика ограничилась книгами Эко — в магазинах они разошлись мгновенно, автографов было роздано тысячи. С ролью живой рекламы профессор справился отменно.

Автор: КИРА Ъ-ДОЛИНИНА

Источник: Коммерсант.ru