Трагически неактуальны

Дружба ваша скажет о нашей слабости, а вражда станет доказательством мощи.


И сказали афиняне мелийцам: «Дружба ваша скажет о нашей слабости, а вражда станет доказательством мощи».

В актовом зале Университета Болоньи проходила серия конференций, где обсуждались произведения классиков Древнего мира: сотни студентов собирались, чтобы послушать доклады на эту тему и отрывки из избранных произведений древнегреческих авторов. Именно по этой причине в самом начале своей статьи я привел отрывок из «Истории» Фукидида, которую хочу рассмотреть подробнее. Речь пойдет об одном из эпизодов Пелопоннесской войны.

В ходе войны со Спартой Афины намеревались разрушить остров Мелос, выступавший союзником их врага, но сохранявший в идущих сражениях нейтралитет. Афиняне обращаются к мелийцам с посланием, суть которого заключается в следующем: мы не станем досаждать вам длинными рассуждениями, пытаясь доказать, что у нас есть право делать то, что мы делаем, потому как мы одержали победу над персами, или, стремясь показать, что вы спровоцировали нас. Ничего подобного мы вам не скажем. Мы лишь говорим, что либо вы подчиняетесь нам, либо мы вас уничтожим.

Мелийцы отказываются покориться, на что афиняне им отвечают, что принципы правосудия могут решить конфликт только между теми соперниками, силы которых равны, в ином же случае «более сильный противник будет сам решать, что делать, а слабый должен ему подчиниться».

Мелийцы отвечают Афинам, используя те же доводы, и пытаются заставить афинян подумать, какую пользу они извлекут из нападения на их остров: ведь если в войне верх одержит Спарта, Афинам придется столкнуться с жесткой местью тех городов, что пережили несправедливое отношение к себе, как, например, Мелос.

Афиняне тогда отвечали, что осознают эту опасность, но «сегодня находятся здесь ради блага своей империи, готовы сделать мелийцам несколько предложений, которые помогут им спасти город, потому как хотят захватить его без лишних хлопот и добиться того, чтобы спасение Мелоса было выгодно для обеих сторон».

На что мелийцы ответствовали: «О какой пользе можно говорить, если мы превратимся в рабов, в то время как вы станете повелителями?». И тогда афиняне сказали: «Потому что вместо того, чтобы переносить самые страшные муки, вы подчинитесь нам, мы же выиграем от того, что не станем разрушать ваш город».

Жители Мелоса держатся с достоинством и упрямством, пытаясь найти выход из трудного положения, и предлагают Афинам «быть им друзьями, а не врагами, и не вставать на сторону ни одного из врагов». В ответ на это афиняне сказали им: «Нет, потому как вражда ваша не принесет нам столько вреда как ваша дружба: для всех народов, покоренных нами, она стала бы признаком слабости, в то время как ненависть ваша станет доказательством нашей мощи». Или, проще говоря: вы должны нас извинить, но мы получим большую выгоду, если подчиним вас себе, а не оставим в покое: только так все станут бояться нас.

Мелийцы отвечали, что не намерены сопротивляться владычеству Афин, но, все же, почитая богов, не хотят подчиняться несправедливости. «Каких богов?», — поразились греки, которые полагали, что своими требованиями и действиями не совершают ничего, что нарушало бы веру человека в божественное. А, кроме того, греки сказали, что убеждены: и человек и боги, располагая властью, прибегнут к ней, причина чему — необъяснимый зов природы. «Не нами придуман этот закон, и не мы первыми прибегли к нему: он уже существовал, когда был дан нам, и мы лишь будем придерживаться его, полагая, что также поступите и вы, если власть окажется в ваших руках».

Мелийцы не пожелали уступить, и тогда афиняне начинают долгую осаду города, захватывают Мелос, после чего, как пишет Фукидид, «убивают всех плененных ими взрослых мужчин города и обращают в рабство детей и женщин».

Говоря другими словами, существует множество способов использования на практике «риторики злоупотребления своим положением», то есть оправдания применения силы любыми причинами — и плохими и хорошими. Все начинается с сюжета известной басни о волке и ягненке: волк не в состоянии привести никаких веских доводов своей правоты, но, намереваясь съесть ягненка, начинает говорить всякие глупости, вроде тех, что ягненок, утолявший жажду, напомним, шагах в ста ниже по ручью, мутит, мол, воду.

На протяжении всей истории существования Человечества сильные пытались приводить и более веские аргументы использования своего положения: мы можем натолкнуться на них даже в «Mein Kampf» Гитлера или в выступлениях Муссолини. Но, что особенно поражает в описании Фукидида, так это то, что афиняне применяют риторику лишь для того, чтобы показать, что использование силы не нуждается в каких-либо доводах, что оно оправдано само по себе.

Именно по этой причине написанная Фукидидом история еще очень долго будет оставаться печально-современной, производить такое впечатление и наталкивать на всевозможные размышления. И более всего при чтении произведений классиков нас смущает не то, что они еще 2000 лет назад сумели так правдиво показать эту страшную истину, а то, мы по-прежнему продолжаем совершать те же ошибки, так и не поняв уроков истории.

Актуальность классиков заключена в их трагической неактуальности.

Источник: Tragicamente inactuales
Перевод: Иносми.ру