«Хрущёвки», схоластика и Леонардо да Винчи

На первый взгляд, эта история кажется более невероятной, чем роман «Код да Винчи». Но в отличие от сказок Дэна Брауна, она совершенно правдива.

Любовь к образованию и заботы о книгах средневековых монахов вооружили знаниями Леонардо Да Винчи, который, в свою очередь, самым непосредственным образом повлиял на пропорции домов и квартир советских «хрущёвок».

Выдохните, соберитесь с мыслями и давайте распутаем этот клубок.

Как и у Дэна Брауна, в центре нашей истории находится «Витрувианский человек» Леонардо да Винчи — рисунок голого мужчины с раскинутыми руками и ногами, вписанного в окружность и квадрат.

Витрувианский человек
Рисунок Леонардо называют схемой идеальных пропорций и примером «золотого сечения».

Сегодня «Витрувианский человек» — одно из трёх наиболее известных творений Леонардо, наравне с «Тайной вечерей» и «Моной Лизой». Но сам художник никогда не планировал выставлять его напоказ: схема служила ему рабочим инструментом и была иллюстрацией к древнему трактату по архитектуре, который да Винчи изучал и конспектировал.

Прежде чем раскрывать все секреты Леонардо, перенесёмся ещё на 2000 лет назад: из Италии XV века нашей эры в Грецию V века до нашей эры.

Древние греки, как никто другой, ценили философию, гармонию и математику. Они первыми задались вопросом: при каких пропорциях человеческое тело может считаться идеальным? Ответ на него дал скульптор Поликлет, живший в Аргосе в V веке до нашей эры. Он считал тело совершенным, если голова составляла 1/7 часть роста, кисть —1/10, ступня — 1/6, а центр тела приходится на пупок. Следуя этим замерам, Поликлет создавал статуи, которые и сегодня считаются эталонами красоты.

Венера Милосская и Дорифор
Венера Милосская и Дорифор — творения рук Поликлета.

Знания греков перешли к древним римлянам. Философ и оратор Цицерон в I веке до нашей эры проводил параллели между гармонией тела и гармонией души:

И как в теле хоро­шее сло­же­ние и при­ят­ный цвет кожи назы­ва­ет­ся “кра­сота”, так и в душе рав­но­ве­сие и посто­ян­ство мыс­лей и мне­ний вме­сте с твер­до­стью и стой­ко­стью в стрем­ле­нии к доб­ро­де­те­ли либо в самой доб­ро­де­те­ли тоже назы­ва­ют­ся кра­сотою.

Когда Цицерон говорит о хорошем сложении, он имеет в виду соответствие тела идеальным пропорциям.

Через несколько десятилетий после Цицерона римский архитектор Витрувий написал трактат «Десять книг об архитектуре». В нём содержится более подробное описание идеального тела, которое состоит уже из 17 позиций. Для Витрувия, как и для Цицерона, исчисляемость человеческого тела имела метафизический смысл:

«Четыре — это число человека, так как если он раскинет руки, то расстояние между кончиками пальцев будет соответствовать его росту, образуя стороны идеального квадрата… Однако человек квадратный в то же время является и человеком пятиугольным, так как число 5 тоже исполнено тайных соответствий и пентада (пятиконечная звезда — Ред.) символизирует как мистическое, так и эстетическое совершенство. Пять — число круговое, которое, будучи умноженным на себя, постоянно возвращается к себе самому (5 х 5 = 25 х 5 = 125 х 5 и т. д)».
Умберто Эко. «Эволюция средневековой эстетики»

Образ «Витрувианского человека» используется как эмблема популярного сериала «Мир Дикого Запада»

Именно текст Витрувия иллюстрировал Леонардо да Винчи, когда в XV веке рисовал человека, вписанного в квадрат и круг. Но между этими двумя мыслителями пролегает пропасть в полтора десятка столетий. Как вообще Леонардо мог знать о Витрувии? Благодаря стараниям средневековых схоластов.

В том, что римляне заимствовали знания у древних греков, нет ничего удивительного — они принадлежали к одной цивилизации: у них были общие боги, общие мифы, близкие по смыслу философские концепции и политические доктрины. Но к III веку нашей эры Римская империя приходит в упадок, а вместе с ней умирает эпоха Античности. Земли, которыми раньше управляли благородные патриции, заселяют безграмотные варвары.

Мы привыкли думать, что в этот момент на смену утончённому языческому миру пришли угрюмые и невежественные христиане. Но именно христианская церковь стараниями своих монахов начинает собирать и хранить римскую мудрость, когда античный мир гибнет. Важно заметить: средневековые мыслители не консервируют это знание, а, наоборот, активно используют, настаивая на его истинности.

Блаженный Августин жил в Африке и на самом деле был гораздо более смуглым, чем принято изображать на картинах

Блаженный Августин — один из «отцов церкви» — почти слово в слово цитирует в одном из своих писем Цицерона:

Что такое красота тела? Соразмерность частей вкупе с некоторой приятностью цвета.

Это определение вошло потом во множество схоластических трактатов. Богословы не оставили без внимания и теорию пропорций Витрувия:

«Августин разработал строгую теорию прекрасного как геометрической правильности. Он утверждал, что равносторонний треугольник прекраснее разностороннего, потому что в первом заключено больше равенства; однако еще лучшим оказывается квадрат, в котором равные углы противостоят равным же сторонам. Прекрасней же всех круг, в котором нет углов, нарушающих равноудаленность всех точек окружности от центра».
Умберто Эко. «Эволюция средневековой эстетики»

С IX века в Европе стремительно развивается строительство городов, а вместе с ним архитектура. В это время Витрувия активно цитируют теоретики и авторы практических трактатов по зодчеству. Они заимствуют из его рассуждений понятия «пропорция», «симметрия», «соразмерность». С учётом этих критериев строятся готические храмы — величественные и прекрасные.

Винсент из Бове
Творение Винсента из Бове может считаться одной из первых энциклопедий в истории

Не было забыто и имя Витрувия: в XIII веке доминиканский монах Винсент из Бове составляет обширную энциклопедию «Великое зеркало», в которой собраны по темам труды античных и христианских мыслителей. Заметное место в ней занимает работа римского архитектора.

Вот почему, когда в XV веке Леонардо да Винчи увлёкся теорией архитектуры и идеальными пропорциями, для него не составило труда найти и прочитать сочинение античного автора, жившего за 1500 лет до него. Именем этого архитектора Витрувия и был назван рисунок Леонардо — «Витрувианский человек».

«Витрувианский человек» работы Такколы

«При чём же тут советские «хрущёвки»?», — спросите вы. Разгадка совсем близка.

Леонардо не был единственным, кто изучал античную теорию пропорций. Параллельно с ним похожими вычислениями занимался тосканский инженер Таккола, генуэзский теоретик искусств Леон Баттиста Альберти и многие другие. Вдохновлённые их примером архитекторы будущего так же стали искать взаимосвязь между размерами человеческого тела и масштабами зданий.

Лучше всего решить эту задачу в 1948 году удалось французскому архитектору Ле Корбюзье. Подражая «Витрувианскому человеку» Леонардо да Винчи, он нарисовал собственную схему соотношений пропорций человеческого тела и размеров зданий, которую назвал «Модулор». «Модулор» был призван обеспечить домам универсальную и удобную геометрию.

«Модулор» сам по себе является памятником эпохи конструктивизма

«Дом – машина для жилья» — этому девизу Ле Корбюзье полностью соответствует концепция «хрущёвок». В их основу был положен проект дома «Жилая единица», который архитектор построил в Марселе в 1952 году. В Москве Ле Корбюзье спроектировал здание Центросоюза на Мясницкой улице, в котором тоже можно угадать черты будущих типовых панельных многоэтажек.

Жилая единица
«Жилая единица» стал экспериментом Ле Корбюзье по стандартизации методов строительства

Если внимательно посмотреть на элементы «Модулора», в них несложно разглядеть геометрические черты будущих хрущевок: форму домов, пропорции помещений. Даже высота потолка — 2 метра 26 сантиметров — была определена Ле Корбюзье с помощью этой системы расчётов.

Данчи
«Хрущёвки» строили не только в СССР. На фото «данчи» — послевоенные кварталы в Японии

Остаётся только сожалеть, что европейская научная мысль, прошедшая путь от античности через Средние века и Возрождение, получила в Советской России такое ограниченное и скромное воплощение. Что, разумеется, не отменяет её значимость и универсальность.

Кстати, автором проекта жилых домов серии К-7 (первых «хрущёвок») был архитектор Виталий Лагутенко — дедушка певца Ильи Лагутенко, который его воспитал. А в 2015 году напротив входа в здание Центросоюза (сегодня там располагается Росстат) был поставлен памятник Ле Корбюзье.

Памятник Ле Корбюзье в Москве был возведён на деньги Алишера Усманова

Ну что, вам всё ещё кажется, что Средневековье — что-то недостижимое и очень далёкое от вас?