Сказки тысячи и одной ночи, рассказанные в Багдаде

Это же очевидно, что Саддам напоминает Шехерезаду, которая каждую ночь рассказывала своему господину новую сказку.


Одной из самых удивительных книг о Японии, прочитанных мною, была «Хризантема и меч» Рут Бенедикт (Ruth Benedict). Книга вышла в свет в 1946 году, то есть уже после окончания войны, но работу над ней Бенедикт начала еще в самый разгар военных действий в 1944 году. В то время она выполняла специальное задание американского правительства, собирая информацию для военного ведомства. Причина была вполне очевидна и заключалась в следующем — об этом пишет сама автор книги в предисловии к ней — после окончания войны (при благоприятном ее исходе) американцам было необходимо установить длительное оккупационное правление в стране, о культуре которой они практически ничего не знали. Американцам нужно было понять, с чем они могут cтолкнуться в хорошо подготовленной в военном и технологическом плане стране, культура которой при этом сильно отличалась от западной.

Кто такие японцы и как нужно к ним относиться, стараясь понять при этом «как поведут себя японцы, а не как мы повели бы себя на их месте»? Не имея возможности отправиться в Японию, читая лишь работы антропологов, написанные о культуре этой страны, обращаясь к японской литературе и кинематографу, и, прежде всего, к истории американо-японских отношений, Рут Бенедикт удалось составить впечатляющую картину. Можно предположить, что она смогла «угадать» не все, конечно — нет, но ее исследование действительно помогло понять, как думали и вели себя японцы того времени.

Говорят, что когда американское военное командование принимало решение, куда сбросить первую атомную бомбу, сначала было высказано предложение нанести удар по Киото. Подобное решение означало бы, что военные не читали книги Рут Бенедикт, потому как тогда они бы знали, что разбомбить Киото — это то же самое, что разбомбить Ватикан для того, чтобы захватить Рим. А постольку поскольку, бомбу на Киото все же не сбросили, можно сделать вывод, что некоторые высшие военные чины с работой Бенедикт все же ознакомились. Не утверждаю, что бомбардировки Хиросимы и Нагасаки были наилучшим способом усмирить японцев, но, как показала история, все последующие послевоенные решения были вполне разумными.

Разумеется, Америка эпоха Рузвельта (Roosevelt) и Трумэна (Truman) отличается от эпохи Буша (Bush), однако, меня интересует следующий вопрос: основываются ли действия американской администрации в отношении Ирака на столь же тщательном антропологическом и культурологическом анализе. Достаточно всего лишь посетить одну из Гарвардских библиотек и прочитать несколько прекрасных сказаний, к которым сегодня обратились многие американские издания, чтобы убедиться в том, что в Соединенных Штатах нет глубокого понимания культуры исламского мира. Однако проблема заключается в другом: насколько хорошо Бушу и его окружению знакомы эти произведения.

Так, к примеру, бурное негодование Белого Дома в ответ на переменчивые заявления Саддама (сначала он говорит, что у него нет ракет; затем — что он их уничтожил; еще позднее — что уничтожит; потом — что их у него всего две или три и так далее), доказывает, что американское командование вряд ли читало сказки из «Тысячи и одной ночи», действие которых происходит в Багдаде и имеет к багдадскому халифу самое непосредственное отношение.

Мне кажется достаточно очевидным, что Саддам ведет свой рассказ, подобно Шехерезаде, которая каждую ночь рассказывала своему повелителю новую историю. И продолжалось это на протяжении двух лет и девяти месяцев: благодаря своим сказкам Шехерезада осталась жива, и халиф не отрубил ей голову. Столкнувшись с аналогичным затягиванием времени, а такая тактика глубоко корнями уходит в культуру нации, можно действовать лишь двумя способами. Первый — выйти из игры, не позволить Шехерезаде рассказывать свою сказку и немедля отрубить ей голову.

Но даже это решение немедля прекратить повествование станет не более чем таким же затягиванием истории, которая просто несколько иначе будет продолжена на следующий день и растянется на еще одну тысячу ночей. Однако есть и другое решение: всем поступкам Шехерезады, стремящейся как можно дольше тянуть время, противопоставить прямо противоположные действия. Стоит понять (предположу, что Кондолиза Райс все же читала сказки о халифе), что в ответ на каждую историю Саддама-Шехерезады следует рассказывать иную историю, поступая так до тех пор, пока у багдадского правителя не сдадут нервы.

Боюсь, что именно отсутствие познаний в антропологии лежит в основе нетерпимости, с которой Буш реагирует на здравомыслие многих европейских стран. Буш не учитывает, что эти страны на протяжении полутора тысяч лет мирно сосуществовали или боролись с исламским миром и глубоко изучили традиции арабских народов. Франции, Германии и России стоило бы стать Рут Бенедикт нашего времени и объяснить Бушу, что оздоровление всего арабского мира, тяжело страдающего от терроризма фундаменталистов, нельзя воспринимать лишь в одном аспекте.

И не говорите мне, что война не самое подходящее время для занятия культурологическими и антропологическими исследованиями. Римляне воевали с германскими племенами, но для того, чтобы понять суть их столкновений потребовалась помощь Тацита. Те, кто стремился к цивилизации, не только производя пушки, но и финансируя развитие науки, спасая лучших физиков, в то время как Гитлер (Hitler) отправлял их в концлагеря, лучше, чем кто-либо другой должны понимать это.

Источник: L’Espresso
Перевод: Иносми.ру