Ранен в плечо на севере Кандагара

Холмс понял: он думал о том, что война  это самый абсурдный способ решения международных проблем. Элементарно, Ватсон!


Разумеется, военное руководство США и Великобритании не даст просочиться всей информации о том, что происходит в Афганистане, но достаточно просто внимательно читать. Например, тем случаем, о котором я говорю, занималась La Stampa 20 сентября этого года, то есть задолго до того, как театр военных действий переместился в Кандагар.

Итак, человек, о котором я говорю, поступил на военную службу в качестве врача во время английской экспедиции в Афганистан, в избраннейший состав Fifth Northumberland Fusilers, но был переведен в Royal Berkshire, рядам которого пришлось столкнуться со свирепыми афганцами на северо-западе Кандагара, где-то недалеко от Мундабада. Произошла ошибка в информации от спецслужб. Англичане получили сведения о том, что афганцы вооружены хуже, чем предполагалось ранее. Они пошли в атаку и были разгромлены, по меньшей мере, на сорок процентов, в горном проходе Хушки-Нахуда (Khushk-i-Nakhud). Горные проходы в этой стране очень сложны, и, как говорят хроники, афганцы не имеют привычки брать пленных.

Наш друг был ранен в плечо, получив пулю из убийственного, хотя и древнего, ружья Jezail. Эта пуля раздробила ему кость и разорвала подключичную артерию. Он выжил чудом, благодаря своему мужественному денщику. Он вернулся выздоравливать в Лондон. А далее происходит следующий эпизод. Встретив человека, с которым он жил в одних апартаментах, наш герой услышал: «Насколько я вижу, Вы побывали в Афганистане». Некоторое время спустя, он попросил объяснить, откуда тот узнал, и получил следующий ответ: «В этом человеке есть что-то от врача и что-то от военного. Он был в тропиках, поскольку его лицо очень темное, но это не его натуральный цвет, учитывая светлые запястья. Он перенес лишения и болезнь, об этом говорит его изнуренное лицо. Кроме того, он был ранен в левую руку. Он держит ее в неподвижном и неестественном положении. В какой тропической стране врач британского войска мог быть вынужденным переживать тяжелые испытания? Естественно, в Афганистане».

Этот разговор происходит на Бейкер-Стрит, врач — это доктор Ватсон, а его собеседник — Шерлок Холмс. Ватсон был ранен во время битвы, которая тогда называлась битвой в Майванде (Maiwand) и произошла 27 июля 1880 года. В Лондоне сообщение о ней появляется в The Graphic 7 августа (тогда новости приходили с опозданием). А мы узнаем об этом из первых глав «Этюда в багровых тонах» («A Study in Scarlet»).

Отзвук этого события Ватсон переносит и в другие произведения. В рассказе «Тайна Боскомской долины» («The Boscombe Valley Mistery») он утверждает, что афганский опыт научил его быть внимательным и выносливым путешественником. Но когда, в «Знаке четырех» («The Sign of Four»), Холмс предлагает ему кокаин (семипроцентный раствор), Ватсон говорит, что после афганской кампании его тело не выносит экспериментов, а далее есть упоминание о том, что ему нравилось сидеть, поглаживая раненую руку, которая начинала болеть при изменении температуры. В «Обряде дома Мейсгрейвов» («The Musgrave Ritual») Ватсон размышляет о том, какие глубокие следы оставила в нем афганская кампания.

На самом деле, Ватсон мог бы непрерывно рассказывать о той кампании, но обычно люди его не слушали. С трудом (в Рейгетских сквайрах — «The Reingate Puzzle») он уговаривает Холмса посетить его товарища по оружию, полковника Хайтера; в «Морском договоре» («The Naval Treaty») он безуспешно пытается заинтересовать своими афганскими похождениями некоего Фелпса, персонажа нервного и жалобного; в «Знаке четверых» он стремится рассказать об той войне мисс Морстан, и ему удается вызвать ее любопытство один-единственный раз. Ветераны, особенно раненые, обычно скучны.

Но воспоминание об Афганистане присутствует постоянно. В «Пустом доме» («The Adventure of the Empty House»), говоря о Моритари, самом большом враге Холмса, он вписывает его в схему полковника Морана, «второго самого опасного человека в Лондоне», который служил в Кабуле. Эхо афганской войны появляется и в «Горбуне» («The Crooked Man»).

И наконец, в «Картонной коробке» («The Adventure of the Cardboard Box») и в «Постоянном пациенте» («The Resident Patient»), Холмс совершает шедевр того, что он иронично называет дедуктивным методом (и что является абдукцией, см. Eco e Sebeok, «Il segno dei tre», Bompiani 1983). Они спокойно сидят в своих апартаментах, и вдруг Холмс неожиданно говорит: «Вы правы, Ватсон, мне кажется это самым смешным способом решения споров». Ватсон рассеян, но потом он спрашивает у Холмса, как он догадался о его мыслях. Оказывается, что наблюдая за движением глаз Ватсона по разным предметам в комнате, Холмс смог точно воссоздать ход его мыслей, вплоть до того, что, поняв, что друг вспоминает различные страшные эпизоды войны, и увидев, что он трогает свою старую рану, Холмс догадался, что Ватсон с грустью размышляет о войне как о самом абсурдном способе решения международных проблем. Элементарно, дорогой Ватсон.

Источник: L’Espresso
Перевод: Иносми.ру