Мистические видения парижского отшельника

Вы просите нас рассказывать про обложки романов Умберто Эко — вот первый рассказ. Про каноническую обложку англоязычной версии романа «Баудолино». Она досталась большинству иностранных изданий романа и только Россию обошла стороной.

На ней изображена средневековая вариация античного образа Немезиды — богини правосудия и возмездия. Она летит по небу в колеснице, запряжённой грифонами, в её руке — копьё. Грифоны символизируют скорость наказания, копьё — его жестокую неотвратимость.

Этот образ на обложке книги можно трактовать двояко: с одной стороны, Баудолино — величайший лжец и фантазёр, чьё сознание наполнено мифологическими персонажами. С другой стороны, в самой книге грифон упоминается как один из образов Бога, а помимо Немезиды в мифах всадником грифонов был солнцеликий бог Аполлон:

Бог, это Уникум, и он до того совершенен, что не подобен ничему, что есть, и ничему, чего несть; невозможно описать Бога, используя человеческий интеллект, как будто бы это кто-то сердящийся, если ты плох, или заботящийся о тебе из доброты. Кто-то имеющий рот, уши, лик, крылья, кто-то являющийся духом, отцом, сыном, или даже самим собой. Об Уникуме невозможно сказать, есть он, нет его, он всеобъемлющ, он ничто; можно именовать его только через неподобие, потому что бессмысленно звать его Добром, Красой, Умом, Любезностью, Мощью, Правотой, с таким же успехом можно было бы его звать Медведем, Пантерой, Змеем, Драконом или Грифоном, потому что как бы ты его ни величал, все равно его не выразишь.

У европейских читателей эта обложка вызывает эффект узнавания благодаря сходству с известным рисунком «Грифон» Гюстава Моро.

Гюстав Моро — художник-символист XIX века, его иногда называют «последним романтиком». Моро добровольно изолировал себя от общества и занимался лишь живописью, сюжеты которой черпал из мифологических аллюзий.

Учениками Моро были классики 20 века: Жорж Руо, Анри Матисс, Альбер Марке. Матисс и Руо, всегда с большой теплотой и признательностью отзывались о своем учителе, а мастерскую его часто называли «колыбелью модернизма».

Мы решили дополнить эту публикацию несколькими его основными картинами.