Королями литературы когда-то были романисты

Публикация про книгу «Остров Сахалин» Антона Чехова с цитатой из Тома Вульфа оказалась такой популярной, что мы решили дать ещё один шанс этому американскому писателю.

В 1973 году Вульф подробно описал иерархию литературного мира, какой она была в XIX и XX веке и какой перестала быть в середине 60-х. Думаем, вам интересно будет с ней познакомиться, чтобы сравнить, как изменился литературный мир за последние годы:

Весь XX век литературный мир отличали стабильность, а также раз и навсегда установившаяся иерархия. Что-то вроде классового общества XVIII века, когда человек мог соперничать только с представителем того же социального слоя, что и он сам.

Высшим литературным классом считались романисты, в чью среду мог затесаться один-другой драматург или поэт. Но романисты составляли большинство. Только их считали истинными творцами, настоящими художниками. Им принадлежало эксклюзивное право исследовать душу человека, его самые сильные чувства, сокровенные тайны, и так далее, и тому подобное…

Средний класс составляли „литераторы“, эссеисты, самые авторитетные критики, иногда биографы, историки или сочинители космогонических научных трактатов, но прежде всего — литераторы. Им позволялись аналитичность, проникновение в суть проблем и легкое интеллектуальное трюкачество. Они не входили в тот же класс, что романисты, и знали свое место, но царили в нехудожественной прозе…

Последний класс составляли журналисты, но отведенное им место в означенной иерархии было столь низким, что их едва замечали. Их считали поденщиками, которые копаются в кучах хлама и добывают материал для авторов более высокой „чувствительности“, чтобы те могли должным образом его использовать.

А что касается авторов популярных (глянцевых) журналов и воскресных приложений, так называемых фрилансеров, свободных художников, исключая некоторых сотрудников „Нью-Йоркера“, — то их вообще в расчет не принимали. Люмпены, и ничего больше.

И вдруг ни с того ни с сего в середине 1960-х годов вылезла на поверхность кучка этих люмпенов, этих писак из глянцевых журналов и воскресных приложений, не имеющих абсолютно никакого литературного авторитета — только что взяли на вооружение приемы письма романистов, причем даже довольно сложные — больше того, решили, что обладают проницательностью литераторов — и в то же время занимаются прежней беготней, рыскают по стране, расталкивают друг друга, чего стоит только их проклятый жанр „раздевания“ — и все эти роли они играют одновременно — другими словами, игнорируют литературную иерархию, которая формировалась целое столетие.

Если посмотреть сегодня это описание, может показаться, что мир перевернулся. В мире текстов правят бал авторы гламурной миниатюры, им в затылок дышат журналисты-середняки, а на дне пищевой цепочки обитают бессребреники-романисты.

Согласны с такой оценкой? Или для кого-то из вас авторы романов всё ещё остаются маяками в литературном мире и лекарями человеческих душ?