Как Пушкин и политические диссиденты подарили Гоголю бессметрие

Кто написал: «Полюби нас чёрненькими, а беленькими нас всякий полюбит»? Достоевский? Нет, Гоголь!

Если вы этого не знали, наша красочная подборка цитат из романа «Мёртвые души» вам очень пригодится. Тем более, что сегодня — годовщина публикации этой книги: она увидела свет 11 июня 1842 года.

Замыслом и сюжетом «Мёртвых душ» Гоголь обязан Пушкину и русским диссидентам.

События, положившие начало этой книге, случились в бескрайних степях Бессарабии недалеко от молдавского города Бендеры.

По итогам Русско-турецкой войны в 1812 году этот город стал частью Российской империей — её пограничным западным форпостом. Тут же в него устремились беглые крестьяне из центральных губерний Российской империи, в надежде сбежать в западные страны.

Им быстро удалось найти общий язык с местным населением, в результате чего через несколько лет царские чиновники столкнулись с удивительным казусом: из документов следовало, что с момента присоединения к России в городе Бендеры, кроме военных, не умер ни один человек.

Расследование выяснило, что жители Бессарабии просто делились именами своих умерших родственников с русскими диссидентами. После чего беглецы получали возможность беспрепятственно перейти границу. Пушкин узнал эту историю, когда находился в тех краях в кишинёвской ссылке. Через несколько лет он передал её Гоголю как фабулу возможной книги.

Если попытаться определить Родину этого романа, ей окажется весь европейский континент: Гоголь начал писать «Мёртвые души» в России, продолжил в Швейцарии, затем — в Париже, потом — в Риме. Ненадолго вернулся в Москву, показал наработки друзьям-литераторам и снова отправился в Рим, откуда не уехал, пока не закончил книгу.

По структуре своего сюжета, стилистическим и художественным приёмам эта книга вполне укладывается в традицию европейской литературы и делает её частью общего европейского литературного наследия.

Умберто Эко призывал всячески ценить и оберегать это общее для всех европейцев единство:

Это-то и составляет сердцевину европейской культурной идентичности: длительный диалог между литературами, философиями, произведениями музыкального и театрального искусства. Здесь ничто невозможно отменить, невзирая на войну, и указанная идентичность стала основой для сообщества, которое противится самому могучему из барьеров – языковому.

В оформлении цитат использованы картины художника Сергея Чайкуна.